antismith (antismith) wrote,
antismith
antismith

За что вы не любите опеку?

Оригинал взят у ermakov_av в За что вы не любите опеку?


Прошло 3 месяца как опека забрала маленькую Соню у несовершеннолетней мамы Дианы в г. Свирске. Теперь девочке уже 9 месяцев, 3 месяца она росла без мамы и сколько ещё будет - большой вопрос. За это время произошло много событий, завтра я постараюсь собрать всё в кучу и описать. А пока расскажу о вчерашних приключениях.

После того, как Соню забрали, Диану заставили подписать согласие на размещение её малышки в Черемховском доме ребёнка. Согласие было дано на 3 месяца, срок его действия закончился 7 января. И вот, 11 января, в первый рабочий день нового года мы все вместе (я от РВС, Диана и её мать, т.е. бабушка Сони) поехали Соню забирать домой. Главврач Черемховского дома ребёнка её не отдал. О нём и формате его общения я напишу отдельно. После отказа мы поехали к руководителю опеки Зинаиде Швец (это та, которая: "Ребёнок должен быть с мамой и ребёнок будет с мамой, я в этом уверена!") с целью выяснить позицию опеки. Разговор у нас был долгим. Спасибо Зинаиде Сергеевне за терпение и выдержку и за разговор по душам. Самое интересное и показательное из разговора, позволяющее охарактеризовать типовую позицию опеки, я сейчас опишу, но сначала основные тезисы:
- Никто ребёнка не забирал!
- Да в чём наш (опеки) интерес разлучать ребёнка с матерью?
- Мы ничего не можем сделать, есть закон, мы действуем в соответствии с ним.
- Формулировки жестого обращения в законе размытые, поэтому так всё трактуется.
- Есть методичка, в соответствии с ней и действуем.
- Ювенальной юстиции нет!
- По суду будет сначала ограничение родительских прав на 6 месяцев. Потом, если родители его не оспорят, мы подадим иск на лишение родительских прав.
- После лишения родительских прав первоочередное право на опеку или усыновление у ближайших родственников. Но бабушке мы предлагать оформить опеку не будем.
- За что вы так не любите опеку? Почему вы на нас нападаете?

Итак, перехожу к описанию.
"Никто ребёнка не забирал"
Вообще у чиновников весьма интересное мышление, которое обычному человеку понять невозможно. Ребёнка забрали, ребёнок с мамой разлучён 3 месяца, но "ребёнка никто не забирал". Это говорила Зинаида Швец 3 месяца назад журналисту с Восточки. Это же она говорила вчера. Дословно то же самое "никто детей не забирал" говорили чиновники опеки в Усолье-Сибирском, когда забрали троих детей из семьи. Кстати, Усолье-Сибирское относится к зоне ответственности той же самой Зинаиде Швец. Это она всех учит так говорить или они все вместе где-то проходят такие тренинги? Но реакция у них у всех отточенная. Только скажешь слово "забирал", как тут же слышишь достаточно эмоциональное и даже обиженное: "Никто ребёнка не забирал!". Кто-нибудь из нормальных людей может мне объяснить как можно забрать ребёнка и его "не забирать"? Ребёнка по факту взяли из рук матери и увезли в детдом, и до сих пор он находится не в семье. Разве это не забрали? Я, кстати, предложил Зинаиде Сергеевне приехать на пикет, который мы специально организуем, и объяснить обычным людям как можно забрать, не забирая. Что-то я дико сомневаюсь в том, что у неё это получится, как впрочем и то, что она наберётся смелости приехать. А приглашение ей мы обязательно отправим.

"Да в чём наш интерес разлучать ребёнка с матерью?"
Высказывание тоже достаточно типовое. Правда тут есть варианты. "Почему вы считаете, что мы хотим разлучить ребёнка с матерью?", "Да зачем нам ребёнок?" и т.п. Причём эту позицию озвучивает и опека, которая не хочет отдавать ребёнка, и главврач Дома ребёнка со своими сотрудниками, которые неоднократно говорят: "Да нам, в принципе, без разницы ваш ребёнок", - но ребёнка не отдают. И вообще, все, так сказать, незаинтересованные органы утвреждают, что у них нет интереса забирать и удерживать ребёнка, но вцепляются в него зубами так, что не вырвешь. А так вцепляться можно только когда интерес просто дикий. Ну, мне так кажется, хотя, как и с предыдущим тезисом, возможно, я чего-то не понимаю?

"Мы ничего не можем сделать, мы действуем в соответствии с законом"
После того, как казалось удалось достучаться до человеческих чувств уважаемого руководителя опеки, объяснив, что не хорошо ребёнка разлучать с матерью, а сама мать и семья совсем не маргинальная и не представляющая угрозы для ребёнка, идёт защитная реакция. "Да мы хорошие, да опека хорошая, да вы зря на нас нападаете. Но мы ничего сделать не можем, мы действуем в соответствии с законом". Всё, приехали. Т.е. до чего-то человеческого добраться просто невозможно. Это как капуста. Срывая один чиновничий слой, обнаруживается следующий, не менее чиновничий, и непонятно вообще, можно ли раздеть типового чиновника до человеческой кочерыжки, да и есть ли эта кочерыжка. Или уже давным давно произошла профессиональная деформация и они во всех родителях видят преступников. Но профессионально деформированные кадры надо менять, т.к. хорошо работать они не могут.

"Формулировки жестого обращения в законе размытые, поэтому так всё трактуется"
В процессе разговора Зинаида Сергеевна признала, что формулировки жестокого обращения в законодательстве размытые и неясные. Признание этого уже хорошо. Но плохо то, что опека почему-то трактует эти формулировки только в одну сторону. Угадайте, в какую? Т.е. фактически опека стоит на позиции презумпции виновности родителей, не разбираясь в ситуации трактуя все случаи в сторону жестокого обращения. Я хочу верить, что опека хорошая, но почему занимает антиродительскую и даже антисемейную позицию я понять не могу.

"Есть методичка, в соответствии с ней и действуем."
Тут мы добираемся к весьма замечательному моменту. На мой вопрос: "Почему всё-таки опека трактует любые случаи именно как жестокое обращение, хотя в закон позволяет смотреть в обе стороны", - Зинаида Швец достаточно прямо, и я верю, что искренне, ответила: "Есть методичка, в соответствии с ней и действуем".
- Откуда?
- Из министерства.
- А дайте посмотреть?
- Нет, это внутренние инструкции.
Всем всё понятно? Кстати, общаясь с журналистами в октябре, я затронул вопрос незаконных действий опеки по методичкам. Это было отнесено в разряд конспирологии. Ну какая конспирология? Всё сказано прямым текстом.


"Ювенальной юстиции нет!"
Вот этого я тоже понять не могу. Впрочем Зинаида Сергеевна меня тоже не поняла.

Смотрите на схему по конкретному Свирскому случаю:
- врач заметил синяки, запустил в действие систему межведомственного взаимодействия. Это без экспертизы, без разбирательства, просто так, ему показалось.
- примчались сотрудники МВД, приказали запереть мать с ребёнком в больнице и никуда не выпускать.
- через пять дней забрали ребёнка ничего не объясняя и не выдав никаких документов.
- потом приказали матери (несовершеннолетней, кстати) ехать в опеку, где заставили подписать согласие на трехмесячное размещение ребёнка в детдом.
- затем опека подсобрала нужные документы и подала в суд на ограничение матери в родительских правах (дальше будут подавать на лишение прав).

Ну чем это не ювенальная юстиция? Вся система заточена на изъятие. Сначала забирают. Вы понимаете состояние матери, особенно с учётом того, что самой маме 17 лет? Тем более, что до этого на протяжении 6-ти месяцев она регулярно слышала угрозы, что если только что-то случится, то она ребёнка никогда не увидит. Такие угрозы были и в больнице. И в этом состоянии её заставляют подписать документ, в соответствии с которым она фактически на 3 месяца отказывается от своего ребёнка. Под таким давлением подпишешь любые бумаги. И после этого опека спокойненько занимается лишением родительских прав, а родители должны доказывать свою невиновность. Вы, опять же, представляете, что это значит, сколько усилий требует. Осмелюсь утверждать, что обычным родителям без определённого уровня правовой подготовки это сделать просто невозможно. Я почему-то вижу в этом просто жирными мазками черты ювенальной юстиции. Может быть и здесь я чего-то не понимаю, и кто-нибудь сумеет меня разубедить? Зинаиде Сергеевне не удалось.

"По суду будет сначала ограничение родительских прав на 6 месяцев. Потом, если родители его не оспорят, мы подадим иск на лишение родительских прав."
В порыве откровенности Зинаида Сергеевна ака "Ребёнок должен быть с мамой и ребёнок будет с мамой, я в этом уверена!" сообщила порядок своих действий. Одназначно, опека будет стоять на ограничении родительских прав, а затем на лишении родительских прав. Это без вопросов, закон обязывает (см. тезис выше). Видимо, таким образом достигается "Ребёнок должен быть с мамой". Вот, честное слово, мне кажется, что кто-то из нас двоих неадекватен. И почему-то мне кажется, что это не я.

Тут, кстати, я вспоминаю ещё одну чиновницу, с которой посчастливилось пообщаться на представлении результатов соцопроса АКСИО-4 по семейным ценностям. Тогда среди других результатов было показано отношение граждан России к лёгким физическим наказаниям (шлепок, подзатыльник) при воспитании детей. Опека, понятно, по методичке это трактует как жестокое обращение. Но что же думают об этом обычные родители. А 51% считают это нормой, ещё 40% считают это легкомыслием или ошибкой. Преступлением же это назвали всего 2% граждан (видимо они работают в опеке :-) ). Следует отметить, что на презентации мы не высказывали одобрения физических наказаний, не занимались их пропагандой, а лишь озвучивали результаты социологического пороса. Так вот, молодая чиновница, очень рьяно пыталась нас записать в извегров и издевателей, радеющих за избиение младенцев, и говорила о недопустимости любых наказаний. От прямого вопроса к ней: "А вы сами когда-нибудь шлёпали своих детей по попе?", - она впала в ступор, затем призналась, что да, было, а потом замолчала до конца мероприятия. Такое впечатление, что произошёл сбой загруженной в неё программы или конфликт разных частей мозга. Ведь по большому счёту это какая-то шизофрения получается. Вот в этой области сознания я выступаю ярой противницей физических наказаний, а вот в этой области я шлёпаю своих детей по попе. И когда эти две части сознания встретились с друг другом произошёл взрыв сознания, разрыв шаблона и т.д.

Так кто всё-таки неадекватен - я, другие родители или чиновники? Следует заметить, что у Зинаиды Сергеевны разные области сознания за наш разговор так и не встретились. Ну работают они совершенно отдельно друг от друга и не пересекаются. Замечательное свойство. Хотя, возможно, это какой-то интерес и просто концы с концами не сходятся. Даже не знаю, что лучше, наличие интереса или шизофрения.

"После лишения родительских прав первоочередное право на опеку или усыновление у ближайших родственников. Но бабушке мы предлагать оформить опеку не будем."
Следующий момент заставляет думать, что опека действует не так уж бездумно и не заинтересованно, а имеет чёткое предвзятое отношение. Фраза о первоочередном праве оформлении опеки ближайшими родственниками была произнесена в таком тоне, что, мол, "Ну что вы пережеваете, то так. Ну лишат родительских прав. Ничего страшного. Всё равно первоочередное право на опеку будет у ближайших родственников". На мой вопрос: "Значит, вы сразу же обратитесь к родной бабушке с предложением оформить опеку?", - бабушка, кстати, находилась здесь же, Зинаида Швец, не задумываясь, ответила: "Этой бабушке? Нет!". Причиной такого неприятия бабушки она назвала то, что бабушка проживает с матерью и отцом изъятого ребёнка, которые жестоко с ним обращаются. Она даже не пыталась разобраться в вопросе кто с кем проживает, её не интересовало, что у матери есть отдельный дом в том же Свирске, что обычно она там и живёт. Никаких вопросов, этой бабушке они предлогать оформить опеку не будут. Ну разве это не предвзятое отношение чиновников и просто людей, у которых "нет интереса отбирать и удерживать ребёнка"?

"За что вы так не любите опеку? Почему вы на нас нападаете?"
Ну и последнее. Эти вопросы в нашем общении были высказаны несколько раз. Зинаида Швец впролне искренне недоумевала почему мы и другие родители, такие как мы, "не любят опеку" и "нападают" на неё. Я даже не знаю, как объяснить. Предлагаю почитать всё, что написано выше, и попробовать самостоятельно найти ответ на этот вопрос. Мне так кажется, что при таком подходе опеки не то, что о "не любви", скоро вопрос встанет о ненависти к опеке и чиновникам. И это не мы настроим людей на такое отношение. Этого рьяно добиваются сами чиновники. Просто их раздвоение сознания не позволяет им это понять. Им пока везёт, что не многие люди в курсе, что творится здесь, прямо под носом. Опять же, многие привыкли реагировать только когда беда зайдёт к ним в дом. Но при активности и упорстве опеки и других информация, как и смысл происходящего, будет доходить до всё большего количества людей. Но тогда объяснять как можно забрать ребёнка, не забирая, будет поздно.

Источник


В разговорах с чиновниками опеки описанные в статье выражения можно слышать постоянно. О противоречиях своей позиции они не беспокоятся. Формализм они недостатком не считают. Попадаются, конечно, среди чиновников и добрые, сердечные люди, но рассчитывать на них как на правило работы опеки не приходится. Формальный подход считается проблемой профессиональной деформации и не более того. Произвольные оценки, от которых зависит дальнейшая жизнь вашей семьи, чиновник запишет чтобы не беспокоиться о необходимости работы с семьёй. Поэтому всё, что вы делаете должно фиксироваться и по всем вопросам должны писаться бумаги - жалобы, заявления, объяснения и ходатайства. Все визиты чиновников должны фиксироваться на аудио и видео.
Интересы ребенка опека понимает как отсутствие претензий к органам опеки со стороны вышестоящих органов власти.
Слова сказанные вслух, но не зафиксированные на бумаге для них как бы не существуют, поэтому зачастую в разговорах с родителями и детьми они грубы и крикливы. Разговор заболтать тоже способны, особенно если собеседника может сбить с мысли резкое высказывание, что часто используется для давления на родителей.
На прямые вопросы отвечать они не могут, но ссылаться на внутренние инструкции привыкли.
Понимают они как значимый аргумент в основном только внимание общественности и СМИ.
Внимание общественности - черная метка для чиновника. Поэтому задавая им прямые вопросы нельзя упускать случая осветить их мысли и деятельность для людей.


Tags: Ростов-на-Дону, Ростовская область, опека, семья, социальная война, ювенальный фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments