antismith (antismith) wrote,
antismith
antismith

Трудная жизненная ситуация как приговор семье?



Родительское Всероссийское Сопротивление – организация, созданная для защиты семьи и детства. Среди наших направлений работы важнейшее – работа по обращениям родителей о неправомерных действиях сотрудников опеки, инспекций и комиссий по делам несовершеннолетних. В каждом случае ситуацию, конечно, нужно рассматривать внимательно и постараться выявить причины и учесть обстоятельства участников конфликта. Зачастую, это похоже на журналистское расследование, тем более что некоторые активисты Родительского Всероссийского Сопротивления и являются журналистами – корреспондентами газеты «Суть времени».
Соблюдая законодательство, не разглашая персональную информацию обращающихся за помощью людей, большая часть случаев, к сожалению, оставляется активистами РВС без освещения в СМИ. Конечно, по вопиющим, резонансным случаям как те, что произошли в этом году в Санкт-Петербурге или Новороссийске, нужно работать с широким освещением, но это зависит еще и от готовности родителей к испытаниям тяжестью общественного внимания.
По опыту могу уверенно сказать, что большая часть случаев в Ростовской области вызвана не злым умыслом чиновников, занимающихся проблемами семьи, а ограниченностью и неосведомленностью всех участников о нормах законодательства и правилах делопроизводства. Разумеется, для чиновников это – вопросы профессиональной подготовки и незнание ими законов, регламентирующих их деятельность, - не может считаться простительной оплошностью. Бывает, что они действуют за гранью Семейного кодекса и КоАП РФ и можно говорить уже о надвигающемся на них внимании УК РФ. Чиновники зачастую вообще не думают комплексно, используют простые решения. Для них подход без лишних знаний и размышлений «экономит» душевные силы.
А вот для родителей в тяжелых ситуациях знания критически важны, чтобы не только и не столько получить помощь, но и вообще сохранить семью и здоровье. Многие родители уверены в том, что их семьей и проблемами государство никогда не заинтересуется. Некоторые не считают, что имеют и должны выполнять какие-то общественные обязанности. Другие являются жертвами безвременья 90-х годов…
Но помогать нужно всем - информировать, договариваться, а кого-то активистам РВС приходится практически спасать.
Обычной ситуацией является рассмотрение проблем семьи на заседаниях Комиссии по делам несовершеннолетних. Приведу изложение достаточно типичного диалога на заседании Комиссии по Делам Несовершеннолетних (КДН) в одном из районов области.

[Председатель КДН, обращаясь к РВС]:
- А на основании чего вы будете присутствовать на заседании нашей комиссии? Мы увидели, что к вам поступило обращение от <гражданина(Гр)> о выделении юридической помощи и о том, чтобы вы помогли ему разобраться с этой ситуацией. Ваше полное право сделать запрос в комиссию по делам несовершеннолетних. В ответе на запрос мы вам все расскажем и напишем. А сейчас, представляя интересы <Гр>, вы должны иметь документы, на основании которых вы представляете его интересы. Мы впервые видим, чтобы вот так на комиссию пришли и сказали, «мы будем защищать интересы»!.
[РВС]:
- Являясь представителями общественной организации, мы можем присутствовать на заседании. Кроме того, как представители общественности мы имеем право высказываться. Нотариальная доверенность от <Гр> будет получена в том случае, если потребуется представлять его интересы в суде. Если результатом работы комиссии будет постановление в отношении <Гр>, тогда это будет необходимо. На данный момент нет постановления об ограничении родительских прав. Нет и документального подтверждения нарушений исполнения родительских обязанностей. Таким образом, защищать <Гр> от комиссии незачем.
[КДН]:
- Вот и спрашиваем – на каком основании вы сегодня здесь будете?
[РВС]:
- Как представителям общественности нам может потребоваться внести некоторые комментарии относительно работы комиссии по делам несовершеннолетних, относительно случаев, когда комиссия произвольно обвиняет родителей в неверном исполнении родительских обязанностей. Такая практика, к сожалению, встречается, хотя о работе конкретно этой комиссии мы не можем пока ничего сказать.
[один из заседателей КДН]:
- Присутствующие на комиссии лица не задают вопросов, а если у вас есть какая-то претензия, вы можете их изложить письменно.
[РВС]:
- Да, претензии есть.
[один из заседателей КДН]:
- Но мы присутствуем и слушаем, но не задаем вопросов.
[РВС]:
- Вы, как частные лица, может быть, и не задаете вопросов, однако, противодействовать очевидным образом неправильному исполнению служебных обязанностей представителями комиссии или органов опеки или еще кого-то вы можете. Более того, это ваш гражданский долг. Это тем более наш гражданский долг, как представителей общественности.
[КДН]:
- Напишите письменный запрос – никто вам не запрещает. Это ваше право. Представляя общественную организацию, вы можете запросить все, что считаете нужным. Можете затребовать информацию – мы всем ее предоставляем, идем на встречу, но сейчас непонятно с чем это связано, так как нет решения относительно <Гр>.
[Гр]:
- Были угрозы, что моих детей заберут!
[КДН]:
- Кто-то где-то что-то сказал…
[Гр]:
- Когда ко мне приходят, а я после двух суток работы, мне не до уборок ни до чего, я хочу с детьми побыть. Я понимаю, вам вы сидите в теплом кабинете, а я работаю.
[КДН] (саркастически):
- Мы же не работаем...
[РВС]:
- Давайте обойдемся без сарказма, мы вас очень просим.
[КДН]:
- Да мы без сарказма, мы нормально обращаемся и говорим. Просто нет смысла – мы что, охотимся на ведьм или кому-то требуется от нас защита?
[Гр]:
- Я хочу, чтобы отстали от моих детей!
[РВС]:
- Необходимо пояснить следующее – если есть возможность решить проблему семьи советом или участием, то лучше постараться сделать так, чем принимать процессуальные решения, писать постановления или еще каким-то образом задействовать репрессивный аппарат государства.
[КДН]:
- Мы с вами согласны полностью Мы это и делаем.
[РВС]:
- Если можно решить проблему разговором, беседой, участием, то лучше обойтись именно ими, потому что люди способны понять друг друга, разговаривают на одном языке. Главное сохранять при этом вежливость и использовать подходящие формулировки. Понятно, что люди зачастую усталые, загруженные работой и так далее. Из-за этого возникает момент непонимания, в том числе, и такой, что одни люди считают, что они помогают, а другие люди считают, что на них оказывают давление. Получается совсем нехорошо.
Поэтому если такая возможность есть – обеспечить взаимодействие и взаимопонимание, то лучше это сделать чтобы не доходило до крайностей.
[КДН]:
- Я вам об этом и говорю, что мы тоже крайние меры применяем крайне редко. Наша задача в первую очередь сохранить семью.
[РВС]:
- Замечательно!
[КДН]:
- И никто сразу с маху не лишает родительских прав. Поэтому мы с вами об одном и том же говорим.
[Гр]:
- А зачем мне центр реаблитационный предлагали – оставить детей на время?
[КДН]:
- Давайте решим что мы будем И.М. слушать и защитники нам не нужны!
[Гр]:
- Как раз мне от вас защитники нужны!
[КДН]:
- А как вы будете защищаться когда у вас будут какие-то серьезные последствия? Вас что, лишают родительских прав?
[Гр]:
- У меня дети уже боятся, видят милицию и впадают в истерику! Видят зашедшего в дом незнакомого человека – мужчину или женщину без разницы – «Мамочка! Пришли плохие тети!»
[КДН]:
- Можно к вам вопрос?
[РВС]:
- Да.
[КДН]:
- Скажите, вы были в семье?
[РВС]:
- Да. С нашей точки зрения семья живет на уровне достаточном для воспитания, а главное с интересом к детям. Это наиболее важный момент. Мелочи вроде ситуативных проблем, таких, как немытая посуда невозможно считать основаниями для утверждений об антисанитарии. Если за человеком следить денно и нощно можно найти момент неаккуратности, но это же не шоу, где все гламурно и красиво. Обстоятельства бывают разные, но считать это основаниями для ограничения или лишения родительских прав нельзя. Это произвольное толкование закона и отрицание презумпции невиновности – получается, что человек должен доказывать, что у него все хорошо.
[КДН]:
- Ее никто не собирается лишать родительских прав или ограничивать
[РВС]:
- Вы полагаете, что <Гр> необходимо собирать записи телефонных разговоров с сотрудниками КДН и опеки, фиксировать видео и оформлять документально показания свидетелей или все же достаточно слов человека о том, что на него оказывают давление?
[КДН]:
- Давайте письменно, чтобы не получалось, что один говорит одно, а другой – другое! Давайте письменно! Все будет в порядке – никто никого не собирается обманывать!
[РВС]:
- Особенность проблемы в том, что комиссия работает в соответствие с документальными основаниями. Предположим, что есть заявление соседей. Сами понимаете, трения между людьми случаются. Это документальные основания для внимания к семье.
[КДН]:
- Да у нас все это есть!
[РВС]:
- Так вот проблема может быть решена с документальными основаниями – это один вариант, а есть другой.
Вот <Гр> требуется характеристика с работы или от соседей, которую ему вполне могут предоставить знакомые с семьей люди. Жалующиеся соседи не единственные. Но сейчас в материалах КДН заявление и жалоба есть только от одних соседей, а от других соседей заявлений или ходатайств нет. КДН не спрашивает у <Гр> оснований для положительного решения, а сам <Гр> об этой необходимости не узнает. Поэтому в деле у вас будет только одно – жалоба, которой достаточно, чтобы считать, что в деле <Гр> необходимо участие КДН, проведение бесед и специальная помощь. У вас недостаточно положительных документальных оснований, чтобы считать, что с семьей все в порядке. Поэтому если мы вам напишем запрос то и ответ получим с опорой только и исключительно на то, что у вас есть в деле сейчас. Верно?
[КДН]:
- Да.
[РВС]:
- Этот формальный подход исключает человеческое отношение, а ведь оно в деле помощи семьи важнее всего. Можно ведь пообщаться и с другими соседями и напрямую спросить <Гр> о других документально оформленных точках зрения. Это был бы конструктивный способ решения проблемы. А бумажный и формальный способ работы с семьей создает нервозность для детей и родителей, да еще и усложняет работу комиссии.
[КДН]:
- …
- А вот зимний период начался. У вас дети в тепле?
[Гр]:
- Да, у меня в доме жарко. Дети ходят в маечках.
[КДН]:
- А почему вы восприняли, что если вам детей предлагают оформить в центр, то это наказание?
[Гр]:
- Конечно наказание! Мои дети не будут со мной!
[КДН]:
- Это вам помощь!
[Гр]:
- А мне не нужна такая помощь!
[КДН]:
- А вы можете отказаться от нее!
[Гр]:
- Но отказ был! Вы просто не слушаете.
[КДН]:
- Вы почему так реагируете?
[Гр]:
- Потому что у меня знакомая семья согласилась на такую помощь и четвертый год не видит своих детей!
[КДН]:
- Вы думаете, что сотрудникам центра хочется держать ваших детей столь длительный период?
[Гр]:
- Три месяца их сын побыл в центре и перебрался в детский дом. Сейчас семья ищет способы его вытащить!
[КДН]:
- Наверно, это не потому, что его по заявлению мамы…
[Гр]:
- Да, по заявлению мамы.
[КДН]:
- По заявлению что?
[Гр]:
- Пока они разбирались с жильем – у вас маленькая жилплощадь, у вас маленький доход! Но маленькая жилплощадь и маленькая зарплата это не повод..
[КДН]:
- А почему ваши дети не посещают детский садик? У нас нет сейчас проблем с детским садом!
[Гр]:
- Я не хочу чтобы они туда ходили! У меня сын ходил в детский сад и плохо разговаривал, а сейчас он дома и я сама с ним занимаюсь. Теперь он разговаривает хорошо.
[КДН]:
- Вы же с утра до ночи на работе!
[Гр]:
- Теперь я работаю на дому!
[КДН]:
- А с кем же дети? Вы же работаете!
[Гр]:
- Дети все время со мной! Со мной – им ничего не угрожает! Мне не нужен детский сад, из которого их могут приехать и забрать, а заведующая мне высказывает претензии и лезет ко мне в кошелек.
[КДН]:
- Кто же вас так напугал. У вас было место в детском саду?
[Гр]:
- Было. Но так какими усилиями оно было получено?
[КДН]:
- А мы сейчас не об этом! Вы не стали водить ребенка в детский сад и место исчезло. Вы отказались.
[Гр]:
- Да, письменно отказались.
[КДН]:
- Ну а какую социальную помощь вы тогда хотите?!
[Гр]:
- Да не нужна мне от вас помощь! Мне нужно чтобы вы оставили моих детей в покое.
[КДН]:
- Да никто к вам не пристает! Вы думаете, что нам очень надо?
[Гр]:
- Раз за разом приезжает комиссия, а все соседи смотрят – они меня потом в удавке найдут.
[КДН]:
- Комиссия не просто же так приезжает?
[Гр]:
- Мне не нужны чужие люди в моем доме! Дочка уже от чужих людей в истерику впадает.
[КДН]:
- А чем ваш дом отапливается? Вы не боитесь, что в один прекрасный момент может что-то случиться?
[Гр]:
- Не боюсь! У меня новая проводка и за проводкой постоянно смотрит электрик.
[КДН]:
- У нас вот недавно был случай - двое деток дошкольного возраста сгорели! Поэтому и спрашиваем!
[РВС]:
- Вот касательно реабилитационных центров – есть, к сожалению, распространенная неприятная практика, при которой ребенка, по заявлению матери переданного в реабилитационный центр, не отдают обратно родителям.
Так поступают, в том числе, предварительно вынудив написать это заявление.
[КДН]:
- Как это?
[РВС]:
- Объясню как. Нарушают закон. Сначала убеждают, что ребенка нужно в реабилитационном центре обследовать в связи с угрозой жизни и здоровью. А забрав ребенка устно требуют справки о доходах, о жилплощади, о прочих обстоятельствах и под предлогом того, что документы не предоставлены, ребенка удерживают в реабилитационном центре. Ограничивают законное право родителя видеться с ребенком и попутно пишут бумаги об уклонении родителя от общения с ребенком чтобы под этим предлогом передать его коммерческим опекунам. Если бы активисты нашей организации не наблюдали такую практику многократно, то я бы вам этого не утверждал. Не стану утверждать, что это происходит сейчас с участием данной комиссии конкретно в <городе>, однако эта практика существует. Она не исключена. Отдельные лица, которые такую практику проводят, будут привлечены к ответственности, но это не отменит психических травм детей, разлученных с матерями.
[КДН]:
- Но ведь не исключена и благоприятная ситуация!
[РВС]:
- Не исключена. Но родитель имеет право отказываться от навязываемой помощи.
[КДН]:
- Да, родитель и отказался.
[РВС]:
- Но согласитесь, получается, что оказывают давление.
[КДН]:
- Мы с вами не согласны в корне!
[РВС]:
- Понимаю.
[КДН]:
- Никогда давление не оказывалось! Никто не собирался никогда у <Гр> отбирать детей! Никто не собирался ограничивать в родительских правах или лишать! Это прерогатива суда, хотя решение об иске принимает комиссия. Ни разу здесь такого решения не принималось.
[Гр]:
- Теперь я буду комиссию принимать с камерой, но комиссия пусть приходит только с постановлением.
[КДН]:
- Но вы обвиняете комиссию…
[Гр]:
- Мне навязывают реабилитационный центр!
[КДН]:
- Но вы же не путайте крайние меры, связанные с непосредственной угрозой жизни и здоровью детей. Вам предлагают помощь! И это были не работники опеки, потому что я как начальник опеки об этом бы знала.
[Гр]:
- Это не помощь! Это выматывание нервов!
[КДН]:
- Если вам предлагают поместить детей на какой-то период в реабилитационный центр, а вы отказались, то вообще никаких разговоров не может быть. Отказ – ваше право. Знайте, что есть такой вид помощи.
[Гр]:
- Такая помощь мне не нужна! Неоднократно об этом говорилось!
[КДН]:
- У нас никогда не было решений о крайних мерах!
[РВС]:
- Безусловно, лучше обойтись без крайних мер.
[КДН]:
- Ну, им предпложили, а они отказалась! Точка.
[РВС]:
- Поймите, пожалуйста, правильно. Человек, которому настойчиво звонят и навязчиво повторяют предложение помочь, уже не воспринимает это предложение как помощь. Помощь предлагают вежливо, по-доброму, мягко. Если же помощь навязывают, не говоря о резких выражениях, то это уже не помощь, а что-то другое.
[КДН]:
- По-моему, навязываний никаких не было…
[Гр]:
- Вы хотите оказать мне помощь? Помогите с газом?
[КДН]:
- А у нас что, тут газовая служба?
[Гр]:
- Хотите помочь?
[КДН]:
- Я как депутат городской думы вам помогу. Запишемся к начальнику ГорГаза и поговорим. Я готова в этом вам помочь. Публично об этом говорю.
[РВС]:
- Вот это хороший конструктивный подход.
[КДН]:
- Ну так вы об этом и не обращались…
[КДН]:
Давайте поставим точку – сходим на прием к начальнику ГорГаза. В заключение скажу, вам нет смысла выяснять кто прав, кто виноват – вас приглашали с целью, чтобы вы навели порядок в доме, чтобы у детей была еда. Никто вашу семью ломать не будет и не собирается. Семья лучше, чем детский дом. Вы попали в поле зрения из-за докладных от поликлиники, детского сада и соседей. Мы должны реагировать. Мы выехали и посмотрели на то, что происходит. Может быть, это было временная проблема. Но должно быть чисто и должна быть еда, не деликатесы, но наготовлено, суп и борщ и второе. Но вот вы против детского сада, а детям нужна социализация.

[Далее уже разбирались проблемы с очередями в детские сады и вопросы оформлений социальной поддержки.
Комиссия в дальнейшем заверяла, что никто ничего плохого в виду не имел.]

Можно было бы сказать, что проблема для семьи исчезла вместе со сбором положительных характеристик от соседей и работодателя. Но думается, что проблема просто отдалилась. Механизм для решения подобных проблем может быть только комплексным - через работу с семьями, чиновниками, школой, детскими садами, через систему образования, здравоохранения, через государственную политику поддержки семьи и общества.
А по диалогу каждый может сделать для себя выводы. Тактика комиссии и родителей ясна и вполне характерна. Как характерна и необходимость присутствия третьей стороны в диалоге - сообщества родителей. Ростовская область в плане подобных явлений не отличается большими масштабами беды. Есть много регионов, где ситуация радикально хуже. Наша задача - чтобы неправомерного вмешательства не было, а помощь семьям и работа с семьями была.

Tags: КДН, Россия, Ростовская область, общественники, опека
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment